Я очень любила Женю Клячкина. Прошло время, а я слышу его голос. У неформалов странные судьбы, видимо, как-то сбита общая система координат. Я помню осторожные слова кого-то из былого начальства – «Эти непредсказуемые барды…» Уехал из Ленинграда в Тель-Авив, увез жену и детей. Беспечный как мальчик, седовласый мой друг Женя Клячкин.

Оказалось, что немало его снимали, записывали – все-таки технологичная эпоха на дворе. Наверное, многие положат ладонь на сердце и проведут у экрана то время, что идет этот фильм, сделанный любящими людьми.

Вероника ДОЛИНА

Будучи одним из самых популярных авторов, активно выступавший в 60-х, 70-х и 80-х, бард Евгений Клячкин решил уехать из Советского Союза в 1990. Объяснял он свой отъезд разочарованием и непоследовательностью «горбачевской оттепели» и расцветом антисемитизма, с которым власти не желали бороться. Его отъезд, видимо, совпал и с творческим, и с возрастным кризисом. 

После серии прощальных концертов, в апреле 1990 года, Клячкин эмигрировал в Израиль. Отъезд не решил проблем, скорее, создал новые.

В Израиле ему пришлось совмещать концертную деятельность с работой инженером в муниципалитете. Пытаясь донести свои стихи до местной публики, Клячкин стал исполнять свои песни на иврите. О возможности восприятия переводов в специфическом жанре авторской песни полемизируют в фильме друзья Евгения Клячкина – переводчик Геннадий Гонтарь и бард Юрий Кукин. 

Поэты часто ощущают себя иностранцами в собственной стране. Уехав, Клячкин стал «иностранцем» и в Израиле…

В фильме использованы документальные съемки Е. Клячкина 1987-1994 годов, отрывки и рабочие материалы фильма Израильского ТВ.

Эфир – Рен ТВ, Пятый канал

Год выпуска – 1996

×