“Лесные братья. Литовский раскол” на “России” 

Иногда особенности программной политики некоторых каналов способны смутить даже обозревателя, привычного к неформальной телевизионной логике. Интересно, в чьей светлой голове возникла мысль накануне главного “мужеского” дня России – 23 февраля – поставить в эфир документальный фильм о литовских “Лесных братьях”, убивших, по самым скромным подсчетам, более двух тысяч армейцев, солдат внутренних войск, чекистов и совработников? Правда, “резистенты” (от французского – “резистанс” – сопротивление), а именно так теперь в Прибалтике именуют “Лесных братьев”, потеряли при этом в несколько раз больше. Среди убитых – и “резистентов”, и “оккупантов” – в основном были литовцы. Свои били своих – сталинская национальная политика отличалась изуверской, но действенной конкретностью – освободительный пожар должен тушиться местными силами. Естественно, под чутким руководством Лаврентия Павловича Берия и будущего серого кардинала брежневской эпохи товарища Суслова, в конце сороковых годов руководившего специально созданным Бюро ЦК ВКП(б) по Литве. 

    Может, в демонстрации братоубийственного прибалтийского конфликта и состояла сверхзадача создателей фильма “Лесные братья. Литовский раскол”, показанного в документальной линейке телеканала “Россия” в 23.20 накануне Дня защитника Отечества? К чести авторов фильма, они отказались от экстраполяции тогдашних событий на нынешние, сложные и запутанные российско-прибалтийские отношения и удержали достаточно нейтральную интонацию. Без пары шпилек не обошлось, но особым ревнителям российской державности особо порадоваться не удалось. 

    Фильм страдал другими недостатками – некоторой поверхностностью исторического комментария. Не было сказано ни о том, что название “Лесные братья” для литовских пущей и болот традиционное. Так называли себя еще языческие литвины, успешно партизанствовавшие в средневековые времена прусской экспансии. Это емкое название подхватили и социал-демократы во время революционных событий 1905 – 1907 годов, когда будущие латышские стрелки жгли помещичьи имения (в основном немецкие) и оттачивали свою меткость на полиции. Упустили создатели фильма великолепную возможность сравнить прибалтийское сопротивление с западноукраинским. Стоит отметить, что “Лесные братья” в сравнении с бандеровцами были более милосердны. В отличие от Западной Украины убийства среди мирного населения были редки и даже самых убежденных “сторонников Москвы” предпочитали убеждать и перевербовывать, а не убивать. Главной целью “национальных партизан” считалась “борьба за имущество и жизнь своего народа”. 

    Название “Лесные братья. Литовский раскол” достаточно точно – это был действительно раскол – город шел воевать с хутором, а сын – с отцом. Конечно, на территории Литвы действовала и печально известная  4-я стрелковая дивизия, “прославившаяся” спецоперациями против ингушей и крымских татар, и сформированные из бывшего СМЕРШа отдельные отряды особого назначения, также не отличавшиеся гуманностью. Но депортацией 148 тысяч “спецпереселенцев” в лесозаготовительные районы Молотовской и Свердловской областей занимались именно местные органы. Регулярные части в основном блокировали тот или иной район. 

    Создатели фильма предпочли показать историю “Лесных братьев” через авантюрную призму – историю Йонаса Жямайтиса, руководителя повстанческого движения, более известного под звучным псевдонимом Витаутас. Значительная часть фильма посвящена его странной и опасной игре с МГБ и чуть ли не лично с товарищем Берия. Может, к телевизионным экранам эта фамилия, за счет своей скандальности, и может кого-то еще привлечь, но не меня. А то, что Витаутас был едва ли не последним собеседником Берия, я считаю простым совпадением. В отличие от авторов фильма, которые из этого разговора/допроса выстроили целую интригу. 

    Возможно, это связано с изобразительной стороной фильма – он обильно проиллюстрирован хроникой, любезно предоставленной литовской стороной, которая, естественно, весьма уважает Витаутаса. А в документальном кино “картинка” нередко тянет за собой содержание фильма. Но, к сожалению, авантюрно-романтические интонации не всегда способны передать атмосферу той безжалостной, пропахшей провокацией и предательством эпохи.

Иван СВИБЛОВ

Портал «Культура»

2-15 марта 2006 г.

×