В Гатчине прошел XII Российский кинофестиваль “Литература и кино”. В его конкурсе были представлены игровые экранизации (их не так много) и фильмы о писателях: “Голова классика” В.Лонского – мистификация на темы Гоголя и его останков, “Побег” Е.Кончаловского по повести О.Погодина “Рецепт для палача”, “Русские деньги” И.Масленникова по пьесе А.Островского “Волки и овцы”, “Красное небо. Черный снег” В.Огородникова по повести В.Коньякова “Не прячьте скрипки в футляры”, “Не хлебом единым” С.Говорухина по мотивам романа В.Дудинцева, “Парижская   любовь  Кости Гуманкова” по повести Ю.Полякова. О многих фильмах “Культура” подробно писала, так что остановимся на картинах, практически неизвестных широкой публике.

Дирекция фестиваля отметила своим призом  Лилию   Вьюгину  и ее фильм “Большая Медведица” – “За умение рассмотреть в сутолоке жизни яркую творческую индивидуальность”. Наталия Медведева ушла из жизни в 2003 году в 44 года, слишком рано, но, очевидно, исчерпав свой жизненный ресурс. “Сквознячок принесла в жизнь”, – скажет о ней писатель А.Проханов. Л.Вьюгина еще при ее жизни хотела снимать этот фильм, но не случилось. “Она была тетка мощная”, – почему-то именно так будет говорить о Медведевой Артемий Троицкий, и не раз. Странно, что тетка. О ней вспомнят Алла Пугачева и мать Натальи… 

“Наталия Медведева была из того же теста, что и Мэрилин Монро”, – скажет о ней Э.Лимонов, без которого в нашем сознании Медведева и немыслима, так переплелись судьбы этих людей. Актриса, снявшаяся еще девочкой в “Дневнике директора школы”, певица, модель, писатель, журналистка, выступавшая под псевдонимом Марго Фюрер в “Лимонке”, “Советской России”, – это все она. В 1975-м уехала в Америку с антоновкой в руках, как символом Родины. Но отняли на границе. Из Америки Лимонов увез ее в Париж, где она работала в кабаре “Распутин” на Елисейских Полях. В России, куда все-таки вернулась, выступала с Сергеем Боровом из “Коррозии металла”, создав группу “Трибунал Наталии Медведевой”. Она пила, он принимал наркотики, вместе собирали бутылки. Сама шила костюмы для сцены, потому что денег не было. Пик творческой карьеры – “Рождественские встречи” Аллы Пугачевой и полная невостребованность. “Под нее не давали деньги”, – скажет Пугачева. 

Лилия   Вьюгина  сумела очень деликатно и нежно подойти к этой странной, трагической судьбе, избежать невыносимого сладостного гламура, которым наводнен телеэфир, рассказывающий о таких непростых судьбах. Она могла бы накрутить всякой белиберды по поводу отсутствия детей у своей героини, как это сделали в программе о Н.Гундаревой. А тут Медведева скажет одну лишь фразу: если бы у нее был ребенок и она, склонившись над ним, произнесла слова “мой бэби”, тот тут же бы умер от ужаса. И этим все сказано, и как! Л.Вьюгина пытается нормально рассказать о человеке, который вроде бы знаком нам и отношение к которому у многих негативное. После “Большой Медведицы” вряд ли кто осмелится что-то недоброе подумать о Медведевой. 

Вообще документальная часть программы была на этот раз наиболее сильной и разнообразной. За исключением одной гламурной фальшивой картины, находящейся за гранью хоть сколько-нибудь художественного поиска и принадлежащей к разряду многочисленных поделок для телеэфира из серии – совсем не замечательная жизнь замечательных людей, представлены были картины серьезные и неожиданные, раскрывающие по-новому известные, казалось бы, судьбы. О фильме В.Балаяна об Александре Аскольдове и судьбе его экранизации “Комиссар” мы уже писали. Был “Казак” Исрафила Сафарова – о жизни донского писателя Федора Крюкова, которому приписывают авторство “Тихого Дона”, хотя фильм не об этом, а об удивительной судьбе талантливого литератора, боровшегося с большевиками. “Москва – Батум” Никиты Воронова – о взаимоотношениях Булгакова и Сталина, начиная с “Собачьего сердца” до пьесы “Батум” и ухода писателя из жизни. “Ожившие портреты” Эллы Короленко – три истории, связанные с именами Пушкина, сестер Гончаровых, исчезнувшей библиотекой Смирдина. 

×